Войны в Киевсовете стоило затевать хотя бы для того, чтобы до всех наконец дошло: столичная земля на самом деле стоит дорого. И совершенно незачем раздавать ее кому ни попадя – городской бюджет отлично пополняется за счет продажи киевских земель.

В свое время меня обучили замечательному психологическому ходу. Я тогда продавал квартиру в центре, чтобы купить две – в более скромных районах. Так вот, помогавшая совершить эту операцию брокер рассказала такое. Когда приходишь к продавцу квартиры, начинаешь торговаться и чувствуешь, что торговля заходит в тупик, сделай вот что: с задумчивым видом поковыряйся в сумке, извлеки деньги и, томно шурша бумажками, заяви что-то вроде "да я и задаток готов дать"…
 
Неподготовленный продающий в такой ситуации обычно сдается. В его голове случается биохимическая реакция, в результате которой выходит что-то вроде "Оппа! Деньги-то, вот они"… Тут-то его можно и брать – голыми (нет, скорее перебирающими купюры) руками.
 
К чему это, спросите вы? Да вот к чему. Всеми нами горячо любимый мэр, по совместительству являющийся банкиром, видимо, отменно усвоил этот выкрутас. Случилось же вот что. 6 марта Главное управление земельных ресурсов Киевской городской государственной администрации продало на аукционе земельный участок по ул. Озерная в столице (Оболонь) за 999,763 млн. гривен. Пристроили 113,5 гектаров. Власти ликуют: аукционы, о которых так много говорила оппозиция, проходят. Участки приносят городу изрядные деньги – цифры с множеством нулей, сами понимаете.
 
Киевский городской голова Леонид Черновецкий во время прогулки вдоль линии скоростного трамвая разразился даже в этой связи короткой речью. Мэр пожелал "напомнить" журналистам: "Произошло важное событие, не связанное с предвыборными баталиями. Мы получили для киевлян несколько сот миллионов".
 
Дальше – больше: это, по мнению мэра, "самый крупный с 17-го года аукцион". Странно, конечно, что Гагарин не называл себя "первым с 1917-го космонавтом", но это – к умению драгоценного мэра подавать информацию. Главное, что г-н Черновецкий считает сделку "похожей на "Криворожсталь" и считает продажу "нужной для киевлян, для наших социальных программ".
 
Действительно, социальным программам не помешал бы миллиард гривен. Но наши читатели (а едва ли в таковых числятся исключительно выдающиеся математики) вооружились калькулятором и произвели нехитрые исчисления. Получилось следующее (после разделения миллиарда) на площадь застройки. Цена за сотку земли составила – круглым счетом – 18 тысяч долларов.
 
Дорого ли это? Трудно сказать. Ответ на такой вопрос получит каждый, потрудившийся прочесть газету с объявлениями о продаже недвижимости. А читавший выяснит: 18000 у. е. за сотку – цена для Оболонского района не запредельна. Наткнуться можно и на объявление, в котором указывают более 30 тыс. у. е. за сотку. Можно присмотреть объявление, предлагающее землю по 15 тысяч тех же условных единиц. Так что миллиард (при стартовой цене 869,35 млн.) не выглядит баснословным. И Леониду Черновецкому рвать на себе рубаху, в общем-то, не следовало бы…
 
Но тут важно другое. Любой из нас наконец смог убедиться в том, что земля в Киеве на самом деле "золотая". Как только руки дошли до проведения открытых торгов, городская казна серьезнейшим образом пополнилась. И это при том, что за землю "сражались" всего две компании. Остальные пока не сунулись. Почему?
 
Дело, видимо, не только и не столько в том, что у застройщиков нет денег на участие в такого рода "забегах". Наверное, не привыкли пока к тому, что все – "халява" закончилась. Теперь за право застроить нормальный участок придется сражаться, а победив в сражении, – платить. И платить щедро.
 
Остается пожалеть, что до сих пор участки раздавались как-то так… ну, в общем, по не вполне понятному принципу. Захотелось было прикинуть, за сколько можно было бы продать участок на Михайловской, который Киевсовет благополучно передал под застройку, – не получилось. Нули показались (извините за умное слово) неквантифицируемыми.
add company