Новое всегда испытывает трудности роста, но в большинстве случаев все-таки пробивает себе дорогу. Процесс внедрения передовых технологий редко бывает легким и поступательным, особенно если речь идет о серьезных переменах в жизни как отдельных людей, так и общества в целом — тех переменах, что сулит нам "умный дом". Правда, в случае с последним мы имеем дело не с какой-то определенной технологией, позволяющей обзавестись более совершенным оборудованием. "Умный дом" — это не столько техника, сколько идеология, не столько тактика, сколько стратегия взаимодействия человека и машин, уверенно внедряющихся в наш быт.

На определенном этапе преимущества научно-технического прогресса (НТП) начали нивелироваться из-за непомерно разросшегося парка технических средств. Устройства и агрегаты становятся все сложнее. Чтобы в полной мере освоить методику их использования, владельцу приходится изучать многостраничные фолианты инструкций. В противном случае новые функции и опции, ради которых, собственно, и покупался "плод передовых технологий", остаются недоступными. Даже такое полезное свойство, как возможность дистанционного управления, давно вылилось в "пультовый беспредел" — заваленный разнообразными пультами с бесконечными кнопками журнальный стол. Другими словами, бессистемное наполнение жилого пространства полезной, удобной и нужной техникой привело к тому, что человек начал попросту захлебываться в бурном потоке даров НТП. Информационная революция, инициированная Всемирной паутиной, еще более усугубила технократизацию общества, не успевшего выработать подобающий "антиинформационный" иммунитет. Одновременно в моду вошел бытовой комфорт, заговорили о "стиле жизни", чему способствовали рост благосостояния некоторых слоев общества и строительный бум (это уже у нас, в России). Просторные многоуровневые квартиры и коттеджи, больше места для техники, выше потребности и требования... Помимо традиционных аппаратов на сцену вышли заимствованные из промышленного сектора котлы, тепловые насосы, устройства резервного электропитания, которые обеспечивают нашу относительную независимость от работы коммунальных сетей. Для управления столь высокотехнологичным "сообществом" приходится нанимать специальный персонал либо выкраивать время самим. Да и в квартирах, напичканных техникой, где только световых зон не одна дюжина, вести "натуральное хозяйство" (то есть обслуживать комплекс разрозненных устройств и агрегатов) тоже непросто. Нажимать на кнопки и щелкать переключателями, конечно, не трудно, но когда их слишком много, это уже обременительно.

"Уровень рутины" — необходимости периодически выполнять комплекс примитивных операций, о которых нужно постоянно вспоминать, отвлекаясь от чего-то более важного, все растет. Обслуживающий персонал, если конечно, уровень доходов хозяев не включает его наличия, тоже не панацея.

Оговоримся, мы ведем разговор о современной технике, которая почти всегда "умна", то есть способна настраиваться и поддерживать установленный пользователем режим, включаться и выключаться по таймеру. Даже обычный утюг, оставленный без присмотра на десять минут, и тот начинает издавать тревожный писк. Однако каким бы высокоинтеллектуальным не было устройство, если оно работает по собственной программе, без оглядки на другие агрегаты, это лишь "вещь в себе", а точнее, "себе на уме". Между тем, несколько таких аппаратов обычно делают общее дело, например, управляют климатом (системы вентиляции и кондиционирования, батареи центрального отопления) или освещением (моторизованные шторы, источники света). И подобных "творческих союзов" достаточно много. По сути, весь дом — это единый архитектурно-инженерный комплекс, единый организм, в котором нет места автономии. Все системы тесно связаны с конструкцией здания и друг с другом, просто в роли посредников выступают жильцы. Возникает вполне закономерный вопрос: кто и кому на самом деле служит? Техника человеку или наоборот?

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что важнейшая функция "умного дома" — быть посредником между человеком и домашней техникой. По мере развития технической составляющей быта необходимость "электронного мажордома", которому не страшно доверить рутинные хозяйственные обязанности, становится все очевиднее. Нам уже не нужно совершать однообразные действия для поддержания комфорта, а главное, не нужно вообще вспоминать о них без надобности. Можно кататься, не возя саночек, а в "извилинах" интеллектуальной системы с тщательно продуманными алгоритмами взаимодействия ее составляющих будет идти работа по анализу текущей обстановки, станут приниматься подобающие решения: где и когда включить свет, увеличить или уменьшить мощность отопительной системы либо кондиционера, установить экономичный режим или режим консервации дома и т.п. Правильно "обученная" система способна создать понастоящему комфортные условия жизни, при которых дом станет "слепком" не только эстетических преференций хозяина (это касается архитектуры и интерьера), но и его стиля жизни, привычек, вплоть до самых незначительных. А ведь из этих мелочей и складывается настоящий домашний уют, который позволяет человеку оказаться в привычной атмосфере, как бы сменить строгую "тройку" на удобный спортивный костюм, стряхнуть официоз и расслабиться. Существует мнение: если с наступлением сумерек "рекомендованную Минздравом" температуру воздуха в помещении (+21°С) поднять всего на градус, ощущение комфорта заметно усилится. Может быть, это ассоциируется с растопленным камином (чего тоже никто не запрещает), или же с закатом солнца человеку психологически становится немного зябко — какая разница? Да и выигрыш от наполняемой по расписанию ванны, вовремя сваренного кофе, программируемой системы полива газонов (которая, естественно, на время дождя отключает подачу воды) и прочих удобств, доступных благодаря "умному дому", состоит не только в экономии времени и ничегонеделании. Это как раз не на первом месте. Гораздо более весомым вкладом в уровень комфорта со стороны "искусственного интеллекта" является "чувство глубокого удовлетворения" от того, что техника исправно работает, члены "электронной семьи" живут в мире и согласии и сообща опекают хозяина, а их абсолютно ненавязчивая забота основывается на стопроцентном исполнении алгоритмов, заложенных в систему, что, впрочем, не означает чрезмерно жесткого регламента. Скорее наоборот, "умный дом" — это, в первую очередь, гибкость. За хозяином всегда остается право произвольно вмешаться в расписанный по минутам, градусам и люксам сценарий, правда, в пределах дозволенного, определенного возможностями инженерных систем и соображениями безопасности. Так или иначе, если он вдруг поднимется ночью и захочет пожить "дневной" жизнью, "умный дом" не станет вести себя подобно слуге — электронике не нужен отдых. Более того, хорошо "скроенная" система будет ассистировать в, казалось бы, абсолютно спонтанных действиях, сопровождая ночную экскурсию "световой дорожкой" и подготавливая должным образом помещения, являющиеся вероятным пунктом назначения маршрута.

Однако далеко не все склонны делать культ из комфорта. Многие, причем независимо от социального статуса, не желают расставаться с рутинной домашней работой. Но кто сказал, что "умный дом" означает только комфорт? На самом деле это лишь одно из его преимуществ, к тому же не главное, хотя и самое приятное. Жизнь диктует свои законы — сегодня очень важна безопасность, а завтра на первое место выйдет экономия ресурсов. Впрочем, уже сейчас если не сама электроэнергия, то получение дополнительной мощности стоит так дорого, что даже очень состоятельные владельцы загородных вилл задумываются над тем, как бы ограничить энергопотребление "теплых" полов, подогреваемых бассейнов, саун и прочего жадного до киловатт хозяйства. И именно "умный дом", позволяющий организовать работу систем и агрегатов таким образом, чтобы избежать астрономических значений единовременного энергопотребления, дает возможность снизить величину необходимой электрической мощности в несколько раз, причем без ущерба для комфорта. Действительно, о каком комфорте может идти речь, если не можешь отогнать мысли о том, что в конце месяца придется выкладывать круглые суммы за электричество, газ, горячую воду. Пока они не очень обременительны и, возможно, даже незаметны в бюджете, но лет через 10-15, когда естественные источники энергии начнут иссякать, тарифы будут стремительно расти, станет уже не до удовольствий.

Физический комфорт неотделим от комфорта психологического, который, в свою очередь, недостижим, если нет уверенности, что жилье защищено от техногенных катаклизмов и злого умысла. "Умный дом" способен обеспечить максимально высокий уровень безопасности. Независимо от присутствия людей нештатные ситуации, будь то пожар, потоп или попытка проникновения извне, регистрируются на самой ранней стадии, и тревожные сообщения мгновенно поступают на пульт соответствующей организации (вневедомственная охрана, пожарная и инженерная службы). Да и владелец дома, где бы он ни находился, получает SMS-сообщение. Кроме этого, система самостоятельно выполняет действия, необходимые для локализации очага чрезвычайного происшествия и минимизации его последствий: активизирует средства автоматического пожаротушения, обесточивает соответствующие помещения, отключает подачу воды или систему вентиляции, блокирует двери и т.п. Опять же, все это можно организовать и с помощью автономных систем пожаротушения, сигнализации и оповещения, контроля протечек. Но если против возникшей неприятности восстанет весь дом и различные инженерные системы окажут друг другу поддержку в борьбе с общим врагом, эффективность сопротивления окажется намного выше.

Слушая рассказы о невероятно широких возможностях "умного дома", многие представляют его как сугубо технократическую, подавляющую гуманитарное начало структуру, "дом-машину", "встроенный робот". Это ошибочно. Понятие интеллектуального жилья хотя и пережило период сенсационной новизны, до сих пор деформировано. Виной тому — поток некорректных рекламных публикаций, в которых сделан упор на комфорт, моду и престиж, а более важные с практической точки зрения аспекты намеренно замалчиваются, чтобы не отпугнуть потенциального клиента (зачем заводить речь о повышении тарифов и портить людям настроение!). Некоторые до сих пор полагают, что "умный дом" — еще одно название системы MultiRoom (распределение аудио- и видеотехники по многокомнатной городской квартире или загородному коттеджу) либо автоматических штор в домашнем кинотеатре, которые самостоятельно задергиваются или опускаются с началом просмотра. Но на фоне подобных представлений существуют и "продвинутые" заблуждения, приносящие гораздо более весомый вред репутации интеллектуального жилья. В этом случае ответственность лежит на компаниях, взявшихся исполнить любые капризы клиента без детальной проработки возможностей и вероятных последствий, без углубленной работы над проектом, в которую в обязательном порядке должны вовлекаться все участники, включая архитектора, строителей, инженеров и, конечно, самого заказчика. Если даже обычный костюм ни один портной не возьмется шить по фотографии клиента, то о каком "умном доме", являющемся проекцией образа жизни его хозяина, можно говорить? Впрочем, когда интеллектуальные системы начнут строиться по типовым проектам, в которых будут предусмотрены соответствующие нормы и требования, выработанные на основе углубленного научного подхода, люди смогут покупать готовое "умное жилье", чтобы впоследствии "настроить" его под себя. Ведь "умный дом" априори обладает высокой степенью гибкости. Именно она, кстати, и дает основания полагать, что в кризисный период только интеллектуальное жилье сможет перейти на альтернативные источники энергии при минимальных затратах. Отсюда следует еще одно важное преимущество "умного дома" — стойкость к моральному износу. Конечно, в данном случае имеются в виду те объекты, что по-настоящему "выстраданы" их создателями, при проектировании которых закладывалась возможность реконструкции, был расписан весь цикл жизни здания вплоть до его сноса и утилизации через определенный промежуток времени. Но подобная культура проектирования и строительства для нас пока не больше чем утопия.

Вернемся же, что называется, к истокам и попытаемся избежать терминологической путаницы. Существует следующее официальное определение, принятое в 1995 году в Торонто: "Интеллектуальное здание — это инновации вместе с успешным менеджментом для возврата инвестиций". И все! Никаких дополнений типа "совокупность систем, объединенных в единую сеть". Есть, правда, сопутствующие рекомендации: современные здания должны строиться по расширяемому модульному принципу на основе сетевых и с широким применением информационных технологий. Видимо, причиной столь откровенной терминологической скупости является тот факт, что на цивилизованном рынке продать жилье, не отвечающее данному определению, гораздо сложнее. А все вытекающие из него следствия, включая пространные описания вожделенного комфорта, подразумеваются сами собой. И действительно, взять хотя бы инвестора, который охотнее вложит средства в объект с хорошо прогнозируемым будущим — "умный дом", или страховые компании, которые по идее должны снижать расценки на страхование интеллектуальных объектов, — только интеллектуальные здания в состоянии осуществлять непрерывный мониторинг событий и предоставить инспекторам "черный ящик", с помощью которого можно установить истинного виновника аварии и предъявить ему иск. (Однако будем реалистами — сегодня у страховщиков есть более действенные средства для извлечения прибыли, нежели инспекция "черных ящиков", а инвесторы проявляют интерес к "умному дому" просто потому, что есть спрос на объекты категории "А". Но если рынок недвижимости все-таки придет в норму, многое из того, что пока кажется наивным, встанет во главу угла.)

Формальные различия между двумя одинаковыми по архитектуре объектами, одному из которых предстоит стать "умным", а другому нет, заключаются в такой, казалось бы, мелочи, как слаботочная сеть, охватывающая все помещения. И прокладка кабеля с витыми парами, а также дополнительная силовая проводка на этапе строительства практически не сказываются на бюджете проекта. Тем не менее лишь немногие отечественные застройщики взяли за правило включать данный пункт в перечень работ. Выгода же будущим жильцам от этой копеечной услуги более чем очевидна — готовая инфраструктура для системы "умного дома" и в дальнейшем для всеобщей электронной диспетчеризации квартала, района, города. Однако высшая форма интеллектуального жилья реализуется не в городском, а в загородном строительстве. Коттедж с самого начала возводится по индивидуальному проекту, а значит, значительно выше требования к качеству совокупного проектирования и лучше результат. Но это при условии, что "умный дом" реализуется не с помощью накладных систем (в готовую коробку имплантируются инженерное оборудование и электронный интеллект), а возводится как таковой с самого начала. Тогда он может стать не только энергоэффективным, но и энергоавтономным ("экодом"), а инженерная и архитектурная составляющие будут пребывать в гармонии друг с другом, внешней средой и обитателями.

Самая большая ошибка — устранение недостатков конструкции с помощью инженерного оборудования и "умной" электроники. Например, возводят в средней полосе России "стеклянный домик" на манер средиземноморского, а потом отчаянно греют его во время суровой русской зимы. Отдельные инженерные системы не должны спорить друг с другом — мы же не будем выставлять кондиционер на +18°С, а батарею — на +50°С? "Инженерка" и "умная" электроника должны лишь "доводить" параметры среды обитания, которые определяются архитектурой и конструктивными решениями здания, до желаемых значений. Да, это сродни искусству, которое зависит от профессионализма различных участников проекта и их взаимодействия. В этом, пожалуй, и состоит основная сложность, впрочем, как показывает опыт по возведению интеллектуальных общественных объектов и частного "умного жилья", она вполне преодолима. Было бы желание!

add company