Главный списокСтроительство, архитектура

Бизнес для альпиниста



САНКТ-ПЕТЕРБУРГ - Предприниматель Алексей Лапин старается ходить в горы хотя бы раз в год. А его бизнес начинался с промышленного альпинизма. Лет десять назад Лапин сам висел на стенах с кистью или шпателем в руках. Теперь ему принадлежит фирма, в которой работает 200 человек. Лапин занялся альпинизмом, когда учился в Ленинградском электротехническом институте. Посещал студенческую секцию, получил второй разряд, который позволяет ходить в горы без инструктора. Когда появились первые кооперативы, студенты-альпинисты стали с помощью своего хобби зарабатывать деньги. Навыки скалолазания и основы строительной специальности делали их незаменимыми на тех объектах, вокруг которых нельзя было возвести леса, например оранжереи в Ботаническом саду. Лапин вспоминает, как чуть ли не целое лето он и его товарищи стеклили пальмовую оранжерею. "Вороны непрерывно долбали эти стекла. Пока мы заканчивали одну половину, они били другую. Работать там было очень выгодно, - говорит он. - В конце 80-х гг., когда зарплаты были 150-250 руб. в месяц, промышленный альпинист получал 100 руб. в день". Он говорит, что лишь три дня был простым рабочим, потом стал бригадиром и спустя год уже в качестве менеджера стал вести поиск заказов. Но это было не самое благодарное занятие, поэтому периодически сам работал на высотке или, как говорят промальпинисты, "висел". К 1995 г Лапин прошел через конфликт с партнерами, приобрел несколько лет опыта работы "свободным прорабом" и "своих" клиентов и решил создать собственную фирму. Ее название Lapin Enterprise не оставляет сомнений в том, кто является ее единственным владельцем. "Пока моя супруга оформляла все документы, я уехал в горы", - вспоминает Лапин. По его словам, восемь лет назад, для того чтобы начать бизнес, требовалось в первую очередь упорство, а основным производственным инвентарем были мозги. Стартовые инвестиции состояли лишь в стоимости регистрационных документов. Промышленные альпинисты и кровельщики, работавшие у него, имели свое снаряжение и инструмент. На офис тоже поначалу ничего не тратили - первые полгода Lapin Enterprise располагалась в квартире хозяина и гендиректора. "Теперь я понимаю, что значит "офис в ремонте". Мы тоже отвечали так, когда к нам хотел приехать заказчик", - рассказывает Лапин. Сначала фирма Лапина занималась отделкой и кровельными работами. Семь лет назад впервые попробовала себя на фасадных работах - на современном здании. Сфера деятельности промальпинистов, чьи главные достоинства - скорость и дешевизна, постепенно сжималась, скоро на их долю остались фасады новостроек, фабричные трубы и некоторые нестандартные объекты. В Петербурге много исторических зданий, требовавших ремонта, и Лапин постарался переориентироваться на них. Но чтобы работать на исторических зданиях, необходима лицензия Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП). В 1997 г. у фирмы такого разрешения не было, и Lapin Enterprise выступала субподрядчиком фирмы, у которой лицензия была. Появился новый объект работы - Николо-Богоявленский морской собор. После Никольского собора, где фирма провела реставрационный ремонт фасада и кровли собора, колокольни и административных помещений, Лапин получил лицензию КГИОП и грамоту митрополита Петербургского и Ладожского. Были и менее удачные проекты. Например, фасад собора Андрея Первозванного на Васильевском острове Lapin Enterprise, по словам зампреда КГИОП Ольги Таратыновой, сначала был сделан недостаточно хорошо - пришлось переделывать. Впоследствии претензий со стороны КГИОП к фирме не возникало, говорит Таратынова. Сегодня лицензия КГИОП на реставрационную деятельность, включая фасады, интерьеры и другие виды работ, есть у 257 фирм. По словам Таратыновой, Lapin Enterprise входит в топ-десятку фирм, которые занимаются реставрацией фасадов. Недавно гендиректор Lapin Enterprise и его заместитель получили второе высшее образование по специальности "инженер-реставратор" в Петербургской государственной строительной академии. Теория подкрепила практические знания. "Нас учили тому, чем мы занимаемся изо дня в день, и все равно мы открыли новые стороны в своем деле. То, что мы знаем о фасадах, знают не все", - говорит Лапин. Один из любимых объектов гендиректора Lapin Enterprise - Владимирский собор. В 1999 г. фирме заказали реставрацию алтарного купола, созданного в XVIII в. по эскизам Бартоломео Растрелли. По словам Лапина, купол с самого начала был сделан некачественно: "То ли денег не хватило, то ли люди запили, он даже на купол был не похож". Когда устанавливали 20-тонный купол и маковку с крестом, движение на соседних улицах остановилось, вспоминает Лапин. Все смотрели, как два крана синхронными движениями на вытянутых стрелах поднимают купол с земли. Обычно на таких кранах работают с компьютером. Но он отключается при перегрузе, а работа шла за гранью перегруза. Как координировали свои действия два пожилых крановщика, Лапин до сих пор не может понять. Но купол они установили с погрешностью не больше 3-4 см. За эту работу Лапин получил орден Святого Сергея Радонежского 3-й степени. Два года назад фирма Лапина реставрировала фасад и барельефы церкви иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радость на Шпалерной улице. Пакет заказов Lapin Enterprise примерно поровну поделен между бюджетными и коммерческими клиентами, причем церковь относится к коммерческим. На ее долю приходится и основной объем благотворительности. Помощь фирма предоставляет не деньгами, а работами. То, что церковь стала одним из основных заказчиков, Лапин объясняет стечением обстоятельств: "Так сложилось". Для него, православного человека, каждый день приезжать в офис, расположенный в Александро-Невской лавре, под офисом митрополита, - большая честь. Лапин-бизнесмен смотрит на офис более прагматично: "Это центр города, неплохие помещения, хотя достались они нам абсолютно убитыми". За восемь лет существования Lapin Enterprise превратилась, по выражению одного из строителей, в "полноценную субподрядную компанию". Лапин утверждает, что по итогам 2003 г. оборот его компании достигнет 70-80 млн руб. Юрий Иоффе, вице-президент генподрядной компании "Стэп", считает, что для роста небольшой строительной фирмы очень важен "лидер-мотор, которому ничего не страшно". Хобби гендиректора и владельца Lapin Enterprise, похоже, сыграло здесь определенную роль. По словам Сергея Свешкова, главы представительства австрийской строительной фирмы VA TECH ELIN EBG, из альпинизма вышло много бизнесменов, в том числе и строителей. "Быстрые деньги", заработанные в начале 90-х промальпинизмом, стали основой для некоторых и поныне здравствующих компаний. "Альпинизм учит оперативно принимать решения в быстро меняющейся, обстановке, делегировать ответственность, полагаясь на партнеров. Эти качества для бизнеса незаменимы", - говорит Свешков, который тоже несколько лет занимался альпинизмом. По его словам, образ жизни бывших альпинистов остался прежним, просто уровень жизни изменился. Лапин, которому сейчас 34 года, старается каждый год ходить в горы. А еще он любит кататься на сноуборде зимой, на вэйкборде летом. Это увлечение многих бывших альпинистов, поясняет он, адреналина не хватает. Реставрация фасадов - это сезонный бизнес, зимой можно работать только с обогревом. Лапин говорит, что установка газовых калориферов обходится дорого и его фирма старается зимой переключаться на кровельные работы. Правда, зима 2003 г. была особой - из-за подготовки к юбилею работа кипела чуть ли не круглосуточно. "На отопление лесов и фасадов мы потратили десятки тысяч долларов", - говорит Лапин. По его оценке, юбилей города вдвое увеличил объемы работ по реставрации фасадов. Стоимость реставрации одного квадратного метра исторического фасада Таратынова из КГИОП оценивает приблизительно в 2000-4000 руб. в зависимости от сложности. По оценкам КГИОП, в реставрации нуждается 10-20% зданий исторического центра. В советские времена ежегодно ремонтировались миллионы метров фасадов. Сейчас счет идет на сотни тысяч метров, но работы ведутся более тщательно. На фасадах работает несколько десятков фирм. В этом году на реставрацию выделялись достойные средства, позволявшие строителям работать качественно и быстро, полагает Лапин. Например, на Малом оперном театре имени Мусоргского работало сразу три фирмы - по одной на каждую стену. "Хотя каждая из них была готова сделать такой проект и в одиночку", - говорит Лапин. О том, что нынешний год был крайне удачным для реставраторов, говорит и Таратынова. Она отмечает, что ситуация начала меняться давно: "За последние четыре года объемы бюджетного финансирования реставрационных работ выросли на порядок". Юрий Иоффе полагает, что после фасадного бума может последовать спад и тогда строители и реставраторы столкнутся с маркетинговыми проблемами. "Такого объема бюджетных средств [как в 2003 г.] уже не будет, а частные инвестиции [в реставрацию фасадов] вряд ли сопоставимы по масштабам", - полагает он. "К юбилею город приукрасил фасады, а вот кровли остались в прежнем виде, их-то никто не видит, кроме господа бога", - говорит Алексей Шаскольский, руководитель группы оценки недвижимости Института проблем предпринимательства. По его словам, рынок работ для таких компаний, как Lapin Enterprise, достаточно велик, проблема состоит в недостатке средств. Ее могли бы решить инвесторы, которым не безразлично состояние окружающей застройки.
add company