Главный списокМебель, дизайн, интерьер

"Зелень" растет на болотах



Что общего между зелеными американскими долларами и плакучими зелеными ивами с длинными и гибкими прутьями? Пожалуй, только то, что и доллары, и ивы одного цвета. Но если доллар можно поменять на рубли и почти сразу же что-то купить, то с ивой надо поработать. Прутья надо заготовлять, обрабатывать, а затем плести из них или корзинку, или кресло, а можно и целый мебельный гарнитур: столик, стулья, кресла, кресла-качалки, диванчики. Такая мебель была очень модной в позапрошлом и в начале прошлого веков. Сегодня она тоже входит в разряд элитной мебели, причем не только в России, но и в Америке, Европе, Азии. Когда в России начались экономические реформы, то многие предприятия среднего уровня просто остановились, не выдерживая конкуренции с западными фирмами. Такая же участь ожидала Дороховскую мебельную фабрику, которая расположена недалеко от Можайска, рядом с Минским шоссе. Руководители фабрики долго думали, как не утонуть в море разгулявшегося не на шутку бизнеса и конкуренции? Как спасти само производство и избежать безработицы? И где найти выход из создавшегося тупика? И спасительный выход был найден. А подсказали его, как это не покажется странным, наши телевизионщики, запустившие чуть ли не по всем каналам латиноамериканские сериалы, где герои и героини, мучаясь от любви и избытка денег, которые постоянно кто-то хочет себе присвоить, утешали себя ритмическими качаниями в креслах-качалках. Вот тогда-то и пришла кому-то в голову мысль: а почему бы и нам не попробовать производить мебель из ивового кустарника? Перестройка на отдельно взятой фабрике - Вопросов надо было решать множество, - говорит Генеральный директор АО «Дороховская мебельная фабрика» Владислав Тихонов. - Надо было найти помещение для нового цеха, изучить старинные способы плетения мебели, но главное - подобрать кадры - молодых ребят и девчонок, из которых можно сделать настоящих мастеров своего дела с фантазией в голове, отличающихся трудолюбием, спокойным характером, честным отношением к работе. Это должен был бы быть коллектив единомышленников, способных решать задачи, от которых зависела судьба фабрики и их самих... У нас в округе молодежи много, также как и немало среди ребят и девочек безработных. Некоторые работают у нас на фабрике, другие заняты в сельском хозяйстве, третьи подались в Можайск или Москву, четвертые в ожидании перемен просто слоняются без дела, - продолжает Владислав Тихонов. - Поэтому, когда появилось известие о том, что фабрика будет открывать новый цех, желающих работать в нем было предостаточно. Но главный вопрос: где и как обучить молодежь новому ремеслу - оставался открытым. Правда, были у нас умельцы, которые могли плести корзинки, но изготовить красивую и удобную мебель - это нечто иное. Мы узнали, что в некоторых городских музеях нашего Севера хранятся и выставляются изделия из ивовых прутьев. Мы направились с будущими мастерами в Вологодскую область, где и нашли образцы мебели-плетенки. Для заготовки ивовых веток приняли на работу двух рабочих и выделили им трактор с прицепом. А сырья в округе -сколько хочешь. Рядом с поселком протекает Москва-река, есть много озер, болот. Так что с сырьем у нас проблем не было. К тому же мы не вырубали ивовый кустарник полностью, поэтому он восстанавливался довольно быстро. Осталось решить последнюю проблему: где найти помещение для нового цеха? На фабрике пустовал актовый зал, где раньше проходили унылые партийные, комсомольские, профсоюзные и прочие собрания, - продолжает генеральный директор. - Ну чем не помещение для нового цеха? Убрали стулья, которые, впрочем, всегда можно было достать из подсобного помещения, часть из них оставили для работников. Вскоре в этом актовом зале закипела, как говорится, работа. Не все сразу получалось, как хотелось бы. Искусству плетения красивой, легкой и экологически чистой мебели приходилось учиться сходу, пользуясь увиденными образцами в музеях да советами еще живущих местных умельцев. Вскоре появились первые изделия: стулья, диванчики, столики, кресла-качалки. О рекламе мы тогда не думали, поскольку новая мебель была еще несовершенна, ей было далеко до образцов из музеев и увиденных в телесериалах. Как и где найти покупателя? - Лучшие наши изделия мы выставили прямо в витринах собственного магазина, который находится в фабричном корпусе, - говорит Владислав Тихонов. - И нашлись покупатели - дачники из Москвы и Можайска. Ведь если подумать, то плетеная мебель очень удобна для загородных домов: она легка и ее может перенести с места на место, даже ребенок; она прочна, удобна и экологически чистая. Затем мы оформили продажу «плетенки» прямо на Минском шоссе. С утра начинается торговля. Ее покупают, в основном, водители большегрузных машин из европейских стран. Сюда, в Москву, они завозят продукты питания, промышленные товары, оргтехнику и так далее, а уезжают, как правило, пустыми. А там, в Европе, спрос на такую мебель всегда был и остается. Особой популярностью пользуются стулья, кресла-качалки у немцев и поляков. В Москве мы продаем плетеную мебель в нескольких магазинах. Продолжаем выпускать и стандартную мебель: стенки, столы, стулья, а также мебель для детских садиков. Эту мебель охотно покупали и покупают военные. Кроме того, на нашей фабрике работает цех по производству мебели на заказ. Кухню, столовую или гостиную можно изготовить по чертежам заказчика или воспользоваться нашим каталогом. На фабрике есть и штатные должности дизайнеров, которые следят за новыми направлениями моды на мебель и создают свои проекты. Реклама у нас, конечно, существует, без нее сегодня не прожить, но она носит специфический характер. Мы отсняли видеокассету о нашей продукции, которую сотрудники фабрики возят с собой, отправляясь в командировку, и показывают ролик потенциальным покупателям. Распространяем мы и печатную продукцию: буклеты и рекламные проспекты. Но было бы опрометчиво производить только одну мебель. Всегда можно ожидать падения спроса на эту продукцию или ее перепроизводство, а также завышенный импорт из европейских стран или юго-восточной Азии. Посмотрите, что происходит в московских мебельных магазинах? Кухни, спальни, гостиные и т.д. из Испании, Италии, Германии и других стран просто заполонили столицу. А войдешь в такой громадный магазин - людей почти нет. Цены сумасшедшие!.. Я согласен с Владиславом Тихоновым полностью. Как-то в поисках тумбочки под телевизор забрел в один небольшой магазин, на фасаде которого гордо красовалась надпись: «Мебель из Испании». Людей, кроме меня, в зале не было. А из мебели про себя я отметил маленький диванчик из бамбука, покрытый почему-то синим лаком. Спросил, сколько стоит. Оказалось, что всего-навсего... 5 тысяч долларов. За эти деньги, как известно, в России можно купить «девятку». Дороховсиая мебель - гарант здоровья Можно не пить, не курить, питаться только натуральными продуктами, а не порошками или супами быстрого приготовления, заниматься спортом и все-таки заболеть. Дело в том, что лаки и краски, которыми покрывают кровати, кушетки, диваны и другую мебель выделяют токсичные вещества. Вот почему на Дороховской мебельной фабрике делают кухни из натурального дерева и перешли на производство «здоровой» плетеной мебели для гостиных. Кстати, в западноевропейских странах уже давно есть спрос на мебель из натуральной древесины... Владислав Тихонов говорит: - В кризисные 90-е годы мы не потеряли контактов с Архангельской областью, ее леспромхозами, которые десятилетиями поставляли нам отличную древесину. Это помогло нам выпускать мебель не только из ламинированной доски, но и из цельной, натуральной, например, сосновой. Доски из сосны не только не загрязняют воздух в помещении, но и долго источают приятный запах душистой смолы. В общем, человек на кухне чувствует себя почти, как в лесу. На такую кухонную мебель сейчас большой спрос, как и на Западе. Как-то к нам на фабрику поступило предложение поставлять мебель из ивовых прутьев от одной германской фирмы. Но, подсчитав расходы на ее перевозку, мы отказались от этого предложения, поскольку мы бы перевозили больше воздуха, чем самой мебели. Ведь она не разборная и занимает больше места, нежели корпусная. Мы предложили свой вариант: отправить наших специалистов в Германию, где из полуфабрикатов они собирали бы мебельные комплекты - те же стулья, кресла, столики, диванчики и т.д. В советские времена все заводы и фабрики работали по плану. И если его кто-то не выполнял, то сурово наказывался: и по партийной линии, и по административной. Предприятие, выпускавшее стандартную продукцию, лишалось премий, 13-й зарплаты и т. д. А вот народные промыслы, хотя и существовали, но у чиновников считалось, что это некая ненужная забава. Можно обойтись и без шкатулок, матрешек, архангельских жар-птиц, дымковской игрушки и так далее. Убежден, что наша плетеная мебель также относится к разряду народных промыслов, поскольку каждая вещь, будь то кресло-качалка или диванчик имеет свою индивидуальность, сплетена вручную и мастер вкладывает в нее всю душу. Пока себестоимость нашей плетеной мебели не очень высокая и не требует каких-то больших затрат и поэтому относительно недорогая, на Западе она гораздо дороже. Там давно популярна мебель именно ручной работы. Вот почему иностранцы, приезжающие в Россию, покупают изделия народных умельцев. Конечно, мебель не повезешь в купе - просто может не пройти, застрять в дверях, вот поэтому-то и покупают у нас ее водители-дальнобойщики, которые едут порожняком в Европу... Сейчас нескончаемым потоком в Россию идет мебель с Запада, Китая, Малайзии и некоторых других стран Юго-Восточной Азии, где рабочая сила ничего не стоит. Люди работают, чтобы как-то выжить. Нанимателям плевать на здоровье наемных рабочих. А известно, что некоторые лаки и краски вызывают у людей не только аллергию, но и более тяжелые болезни дыхательных путей, легких, всего организма. Покупая мебель «из Италии» или «из Испании», мы должны знать, что такая мебель может быть произведена совсем не в этих странах, а где-нибудь в развивающихся государствах. Впрочем, на Западе обыватель давно это понял и старается покупать здоровую и чистую мебель, при производстве которой применяется минимум лакокрасочных материалов, и сделана она из ценных пород деревьев: бука, дуба, карельской березы и т.д. ... В цехе плетеной мебели нет привычного для мебельного производства шума,стоит тишина. Девчонки и ребята ловко перебирают ивовые ветки - это будущие мастера. Не все, конечно, останутся на фабрике, не каждый может терпеливо часами сидеть на одном месте и заниматься довольно кропотливой работой, но все они узнают, как честно можно зарабатывать на жизнь. И все-таки это творческий труд. Но вот что примечательно: кадровые рабочие не очень-то стремятся в новый цех. Еще неизвестно, как пойдет дело дальше. А вдруг плетенка выйдет из моды, что тогда? Или вдруг она окажется убыточной? И где тогда найти стабильную, хорошо оплачиваемую работу? Поэтому молодое и старое поколение не входят в конфликты, каждый занят своим делом... - Фабрика производит сегодня не только мебель, хотя это основное производство, - продолжает Владислав Тихонов. -Мы наладили производство навесных потолков, которые пользуются большим спросом, особенно у фирм, которые делают ремонт в своих офисах, немало «новых русских» покупают такие потолки для своих загородных домов. И буренка помогает фабрике А чем еще привлекает работа на фабрике местных жителей? В трудные девяностые годы, когда из магазинов исчезли продукты, руководство фабрики обзавелось стадом в сто голов крупного рогатого скота, проще говоря, буренками; взяло в аренду 300 гектаров земли и всерьез занялось сельским хозяйством. Несколько человек тогда, да и сегодня, подкармливают рабочих фабрики мясом, а молоко в наличии каждый день. Излишки продаем местным жителям. Выгода от такого хозяйствования очевидна, хотя и несколько патриархальна, но это все же страховка от всяких катаклизмов, которые случаются с завидной частотой в нашем государстве. Тем более, что экономисты предсказывают повышение цен на мясо, которое мы нынче закупаем на Западе, а значит зависим от поставок из Европы, Америки и других стран. - Нет, не пропадет наш русский человек даже в самые тяжелые времена, - думал я, обходя загоны для буренок на фабричной ферме. На ферме я обнаружил не только дойных коров, но и ягнят. Тут же крутились несколько щенков с мамой и несколько котят. Что интересно, у каждого щенка есть свой друг среди телят. Как говорит заведующая фермой Тамара Коркина, живут звери очень дружно. «У людей такое чувство дружбы и преданности встречается не так часто, а вот животные, совсем разные по виду и происхождению уживаются в мире и согласии. Значит, человек может поучиться кое-чему у наших братьев меньших, - говорит Тамара. - Еще бы нам завести свиней, тогда можно было бы открыть и колбасное производство, продавать нашим работникам свинину. А пока мы продаем говядину, в основном, перед праздниками. И она гораздо дешевле, чем в обычном магазине или на рынке». Что можно сказать еще о Дороховской мебельной фабрике? Если бы на других предприятиях царила такая атмосфера, то может быть и реформы шли быстрее. Но легче, конечно, обанкротить завод или фабрику, поменять хозяев, разворовать оборудование, а людей выбросить на улицу. Этого не произошло. Возможно потому, что у жителей поселка богатое прошлое. Дорохове расположено недалеко от Бородинского поля, где в 1812 г. решалась судьба России. Сам Иван Дорохов, которому принадлежала деревня, - герой войны, командовал кавказским отрядом, участвовал в Бородинском сражении, а затем партизанил. Он первым сообщил Михаилу Кутузову об отступлении наполеоновских войск из Москвы. На эмблеме фабрики сегодня красуется генеральская шляпа с плюмажем. Эта шляпа - символ чести и доблести солдат и генералов, защищавших Отечество от западных интервентов. И сегодня дороховцы противостоят наступлению экономической экспансии Запада.
add company