Главный списокЛицензирование, налоги

Из искры творчества да не возгорится пламя... предпринимательства!



Именно такими бесстрашными героями, которые без раздумий бросаются в огненную пасть, представляли мы пожарных с самого детства. Однако юные наивные создания не могли себе даже вообразить таких представителей взлелеянной ими в мечтах головокружительно опасной профессии, которые, сознавая зависимость от них зарождения новой жизни (имеется в виду СПД) и ее существование, топят любую искорку творчества в океане бумаг, заставляя задыхаться под этим ворохом нечто, уже зародившееся и почти сформировавшееся. У взрослых такие «злюки» называются государственными инспекторами по пожарному надзору (далее — пожарные инспекторы), в роли которых согласно ч. 6 ст. 7 Закона Украины «О пожарной безопасности» от 17.12.1993 г. № 3745-ХII (далее - Закон № 3745) выступают должностные лица органов государственного пожарного надзора. Госпожнадзор за состоянием пожарной безопасности в населенных пунктах и на объектах независимо от форм собственности, как утверждается частью первой упомянутой статьи, осуществляется в соответствии с действующим законодательством Государственной пожарной охраной (ГПО) в порядке, установленном Кабинетом Министров Украины. Должностные лица органов ГПО и являются опасными «огнетушителями» предпринимательского «костра», вот уже десять лет пытающегося разгореться на законных основаниях. Оказывается, все дело в «волшебных пузырьках» — нормах «противопожарного» законодательства, определяющих компетенцию органов ГПО, а именно: — осуществление контроля за соблюдением противопожарных требований; — предотвращение пожаров и несчастных случаев на них; — тушение пожаров, спасение людей и оказание помощи в ликвидации последствий аварий, катастроф и стихийного бедствия (ч. 2 ст. 14 Закона № 3745); — организация разработки и внедрения организационных и научно-технических мер и нормативное регулирование в сфере пожарной безопасности; — осуществление государственного пожарного надзора; — разрешение отдельных задач мобилизационной подготовки. Казалось бы, на таком широком поле деятельности пожарным инспекторам есть уж, где развернуться. Ан, нет! Законодатель, видимо, побоявшись выхода контролирующего органа из-под контроля, уточнил, что контроль за выполнением правил пожарной безопасности во время проектирования, технического переоснащения, строительства, реконструкции и эксплуатации объектов иностранных фирм и совместных предприятий регулируется действующим законодательством либо условиями, предусмотренными договорами сторон, если они не противоречат действующему законодательству (ч. 3 ст. 7 Закона № 3745). На объектах же частной собственности органы госпожнадзора контролируют только условия безопасности людей на случай пожара, а также решение вопросов пожарной безопасности, касающихся прав и интересов других юридических лиц и граждан (часть 4 упомянутой статьи). Но не все просчитали наши дорогие нардепы в своем благородном стремлении ограничить безграничное. Именно, сделав шаг, о котором сейчас пойдет речь, они подарили пожарным инспекторам «лазейку» в мир необузданной власти над зарождающимися СПД. Суть в том, что, запретив ввод в эксплуатацию новых и реконструированных производственных, жилых и иных объектов, внедрение новых технологий, передачу в производство образцов новых пожароопасных машин, механизмов, оснащения и продукции без разрешения органов госпожнадзора (что вполне естественно), законодатель поступил так же и в отношении аренды любых помещений (ч. 3 ст. 10 Закона № 3745). Кроме того, вновь созданные предприятия могут начать свою деятельность только после получения на это разрешения в органах госпожнадзора (ч. 6). Анализ этих двух норм наталкивает на весьма интересные выводы. О чем? Ну, хотя бы о том, что начинающий предприниматель, намеревающийся осуществлять свою деятельность без образования юридического лица (ч. 1 ст. 1 и абз. 2 ч. 1 ст. 2 Закона о предпринимательстве) и желающий для этого арендовать помещение, вынужден отложить получение прибыли «до лучших времен», то есть до выдачи ему органом ГПО разрешения. Вообще-то такое счастье в соответствии с п. 5 Порядка выдачи органами государственного пожарного надзора разрешения на начало работы предприятий и аренду помещений, утвержденного Постановлением КМУ от 14.02.2001 г. № 150 (далее - Порядок № 150) должно приходить в течение 5 рабочих дней со дня подачи арендатором соответствующего заявления. Но дело в том, что к своему обращению заявитель должен приложить материалы оценки (экспертизы) противопожарного состояния помещения, возможно, на то время уже получившего у пожарного инспектора «путевку в жизнь» (п. 3 Порядка № 150). Выходит: либо чиновники госпожнадзора настолько влюблены в ворох бумаг, что заставляют СПД-арендаторов носить сотни дополнительных документов, подтверждающих одно и то же, либо пожарные инспекторы не доверяют самим же себе, перепроверяя при каждой возможности проверенное ранее ими же (или экспертами соответствующего органа ГПО) помещение. Конечно, не исключено, что после последнего визита должностного лица (эксперта) органа ГПО собственником или предыдущим арендатором могла проводиться реконструкция арендуемого помещения либо его существенное переоборудование. Тогда экспертные мероприятия, проводимые по заказу «несчастного влюбленного» в предпринимательство арендатора, вполне оправданы. А что, если вышеуказанные операции в этом помещении не проводились? Или, например, пожарный инспектор (эксперт) наведывался сюда всего лишь пару месяцев назад? В таком случае СПД-арендатор мог бы предоставлять органам ГПО положительные результаты пожарно-техничес-ких обследований и проверок данного помещения, предусмотренных п. 1 ч. 7 ст. 7 Закона № 3745 и пп. 1 п. 10 Положения о ГПО, проводимых некоторое время назад их же инспекторами, а также документы, подтверждающие то, что после этого события никаких «революционных» изменений в подконтрольный объект не вносилось. Но КМУ решил этот вопрос иначе, «перестраховав» арендуемое помещение увеличением количества экспертиз его противопожарного состояния, часто (но не обязательно) проводимых специалистами той же ГПО. Зачем? Ответ прост: для прибыли. Ведь в Перечне платных услуг, которые могут оказывать подразделения государственной пожарной охраны Министерства внутренних дел, утвержденном Постановлением КМУ от 15.05.2000 г. № 798 (далее - Перечень услуг ГПО) п. 2, названа экспертиза состояния пожарной безопасности объектов, зданий, сооружений, а также приборов, оборудования и продукции. Такие услуги оказываются ГПО в 30-дневный срок, и стоимость их составляет 16,84 грн. за 1 час стараний одного специалиста (п. 2 «Тарифов на платные услуги, оказываемые подразделениями государственной пожарной охраны МВД Украины», утвержденных совместным Приказом МВД Украины, Минфина Украины и Минэкономики Украины от 07.09.2000 г. № 611/215/194). Вот и стараются «милые, милые» подразделения ГПО как можно чаще быть «любезными» с предпринимателями и предоставлять им свои дешевые услуги. Кстати, именно благодаря последнему органы ГПО являются опасными конкурентами для СПД, специализирующихся на «пожарной» экспертизе, чьи услуги обходятся заказчикам, в том числе арендаторам, значительно дороже. Но является ли конкуренция органов ГПО и «пожарно-экспертных» СПД законной? Кроме того, не приведет ли она к монополизму первых, благодаря устранению с рынка услуг вторых? Обратимся к антимонопольному законодательству. Одной из его норм, в частности абз. 2 ст. 1 Закона Украины «О защите экономической конкуренции» от 11.01.2001 г. № 2210-111 (далее - Закон о конкуренции) конкуренция определяется как соревнование между субъектами хозяйствования с целью приобретения благодаря собственным достижениям преимуществ над другими субъектами хозяйствования, вследствие чего потребители, субъекты хозяйствования имеют возможность выбирать между несколькими продавцами, покупателями, а отдельный субъект хозяйствования не может определять условия оборота товаров на рынке. Из этого определения следует, что конкурентная борьба происходит между равными и независимыми субъектами, не обладающими какими-либо контрольными полномочиями по отношению к деятельности своих соперников. Что же можно сказать об отношениях ГПО и СПД в сфере проведения экспертиз состояния пожарной безопасности соответствующих объектов? А то, что согласно п. 40 ст. 9 Закона Украины «О лицензировании некоторых видов хозяйственной деятельности» от 01.06.2000 г. № 1775-111 (далее - Закон о лицензировании) вышеупомянутая деятельность подлежит лицензированию, которое в соответствии с п. 30 Перечня органов лицензирования, утвержденного Постановлением КМУ от 14.11.2000 г. № 1698, осуществляется ГУ ГПО МВД Украины. А значит, центральный орган госпожнадзора: выдает и переоформляет лицензии, принимает решение о признании лицензий недействительными; осуществляет в пределах своей компетенции контроль за соблюдением лицензиатами лицензионных условий; аннулирует лицензии (ч. 1 ст. 6 Закона о лицензировании). Иными словами, в руках этого госоргана трепыхается сердце СПД, осуществляющих лицензируемую им деятельность, поскольку, как известно, занятие таковой без получения разрешения (лицензии) — незаконно, более того, влечет за собой административную ответственность по ст. 164 Кодекса Украины об административных правонарушениях (далее - КУАП) уголовное наказание на основании ч. 1 ст. 202 нового Уголовного кодекса Украины от 05.04.2001 г. № 2341-111, вступившего в силу 01.09.2001 г. (УК). Аннулирование же лицензии является основанием для прекращения деятельности СПД (ст. 11 Закона о предпринимательстве). Таким образом, ГПО обладает мощнейшим оружием против своих конкурентов - их жизнями (не говоря уже об установлении неоправданно заниженных тарифов на оказание экспертных услуг, что, кстати, имеет признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК и наказуемого штрафом в размере от 100 до 300 необлагаемых налогом минимумов доходов граждан (ННМДГ) или ограничением свободы сроком до 3-х лет). Это позволяет «убирать с дороги» предприимчивой ГПО «слишком продвинутых» СПД, часто оказывающих более качественные услуги, чем их властный «конкурент», например, путем приостановки действия лицензии или, вообще, ее аннулирования по причине несоблюдения предпринимателем лицензионных условий об уровне квалификации. Вот уж воистину «добросовестная конкурентная борьба на равных»! А чтобы еще больше укрепить позиции органов госпожнадзора на рынке «пожарно-экспертных» услуг, КМУ в п. 13 Порядка № 150 предложил потребителям оных такое условие. Собственник (арендатор), пытающийся получить у ГПО «свидетельство о рождении» («ордер на проживание»), приглашает на предприятие (в помещение) оценщиков (экспертов) ГПО, а за это ему даруется возможность не встречаться с пожарными инспекторами в течение минимум года. Каким образом? Путем приравнивания проведенной органами госпожнадзора оценки (экспертизы) противопожарного состояния предприятия или помещения к плановому пожарно-техническому обследованию (проверке), осуществляемому органами ГПО не чаще одного раза в календарный год (ч. 1 ст. 2 Указа Президента Украины «О некоторых МЈрах по дерегулированию предпринимательской деятельности» от 23.07.1998 г. № 817/98, именуемого далее Указом о дерегулировании). Заманчивое предложение, не правда ли? Однако бросается в глаза отсутствие в нем логики: если «предразрешительная» оценка или экспертиза, проведенная специалистами ГПО, может приравниваться к плановому «противопожарному» обследованию (проверке), то почему последнее запрещено приравнивать к первым? Радость от такой возможности затмевает предпринимателям всю «кривизну» этой услуги, и они продолжают пользоваться ею, не взирая на незаконность таковой. Ведь утверждение КМУ Перечня услуг ГПО не только нарушает правила конкуренции, но и противоречит ч. 4 ст. 2 Закона о предпринимательстве. Заниматься предпринимательской деятельностью не имеют права служебные лица органов государственной власти и управления, призванных осуществлять контроль за деятельностью предприятий. Логика законодателя вполне понятна: если указанные лица начнут осуществлять деятельность, которую они контролируют, то кто будет контролировать их? Кроме того, что стоит (в прямом и переносном смысле) такому субъекту получить лицензию, не имея необходимой квалификации, зато с нарушающей соответствующие нормативы документацией или без соблюдения иных лицензионных правил? Ничего. Так почему же, запрещая предпринимательство отдельным служебным лицам контролирующих органов, в том числе ГПО, государство разрешает эти действия таким органам в целом? Все это касается также иных видов предпринимательской деятельности, лицензируемой и контролируемой ГУ ГПО МВД Украины, и осуществляемой им, а также другими подразделениями ГПО согласно Перечню услуг. После небольшого «лирического» отступления вернемся вновь к попытке предпринимателя арендовать помещение для осуществления своей деятельности. Отметим одну любопытную деталь. Дело в том, что п. 3 Порядка № 150 в качестве приложения к заявлению о получении разрешения на аренду, кроме материалов оценки (экспертизы) противопожарного состояния помещения, предусмотрена также копия договора аренды. Подчеркиваем: не «проекта договора», а именно «договора», иными словами, готового, подписанного сторонами документа, имеющего юридическую силу и подтверждающего право арендатора на оговоренное в договоре помещение. Но ведь разрешение органом ГПО выдается на аренду помещений, то есть на заключение соответствующего соглашения. Из приведенной нормы следует, что СПД-арендатор должен сначала осуществить действие, на которое необходимо разрешение ГПО, и только потом получить таковое. Совершить правонарушение (арендовать помещение без предусмотренного Законом № 3745 разрешения), а после честно испрашивать у компетентного субъекта легализации допущенного проступка. Как в доброй народной шутке: «Концерты по пятницам, билеты — по субботам». Парадоксально, но факт, поэтому в дальнейшем нам придется исходить из такого порядка и принимать его как должное. Получив все необходимые документы и заставив арендатора терпеливо ждать 5 рабочих дней (зачастую этот идеал не соблюдается), ГПО вправе отказать ему в выдаче разрешения, сославшись на обнаружение фактов нарушений правил пожарной безопасности, могущих привести к возникновению пожара или препятствий при его тушении и эвакуации людей (п. 5 Порядка № 150). Любопытно, что в Порядке № 150 КМУ установил обязанность соответствующего органа ГПО отсылать копию такого «приговора» (обязательно обоснованного) заявителю, а срок исполнения этого обязательства указать... забыл. Так что, не удивляйся, товарищ предприниматель, если лет этак через десять после подачи прошения о разрешении на аренду облюбованного тобой помещения ты обнаружишь в своем а/я маленькое письмецо о том, что твое прошение не удовлетворено. Помни только, что о потерянных тобой десяти годах никто и не подумает, за убытки, понесенные тобой вследствие отказа в выдаче разрешения (или его отмены для все-таки получивших его), в соответствии с п. 9 Порядка № 150 ответственности никто не понесет, потому что таковой был «обоснован» (скорее всего, вышеупомянутым п. 5 Порядка № 150) Зато ты, арендовав помещение, так и не дождавшись от ГПО «милостивого разрешения», будешь отвечать «согласно законодательству» (п. 8 Порядка № 150) Поиски последнего приводят нас к ст. 186 КУАП, устанавливающей административное взыскание за самоуправство, то есть самовольное, противоречащее определенному законом порядку, осуществление своего действительного или предполагаемого права, не причинившее существенного вреда гражданам либо государственным или общественным организациям. Такие действия влекут за собой предупреждение или наложение на граждан штрафа от 3 до 5 ННМДГ. То же, как и все сказанное выше о порядке получения в органах ГПО разрешения (за исключением нормы о копии договора аренды), касается и получения такового на начало работы вновь созданного предприятия, а также на введение в эксплуатацию новых и реконструированных производственных, жилых и иных объектов. Ответственность должностных лиц указанных СПД за такие «неразрешенные» действия в виде предупреждения или наложения штрафа от 4 до 7 ННМДГ установлена той же ст. 186 КУАП. Но отказ органа ГПО в выдаче СПД разрешения не является финишем в борьбе этих сторон. В соответствии с п. 7 Порядка №150 недовольный таким решением собственник или арендатор вправе обжаловать его в вышестоящем органе госпожнадзора согласно иерархической структуре ГПО, в хозяйственном суде на основании ст. 12 Хозяйственного процессуального кодекса Украины или в суде на основании ст. 248-1 Гражданского процессуального кодекса Украины (ГПК). А если терпение собственника (арендатора) было все же вознаграждено положительным ответом органа госпожнадзора и, соответственно, выдачей разрешения? Что влечет за собой это радостное событие? Оказывается, октроирование «благодетельницей» ГПО «вольной грамоты» является основанием для следующего «благородного шага» нашего государства по отношению к СПД - выдачи соответствующего разрешения органом Госнадорохрантруда (п. 10 Порядка № 150). Вот счастье-то! Наконец-то появилась возможность потерять дополнительное время, получая разрешения одно за другим, тогда как раньше это можно было сделать одновременно! Nota bene, дорогой предприниматель (то есть хорошенько запомни)! Разрешение тебе выдается без ограничения срока его действия, но только при отсутствии фактов нарушения правил пожарной безопасности. При наличии же таковых (кроме упомянутых в п. 5 Порядка № 150) в разрешении указываются срок его действия и условия обеспечения пожарной безопасности. После своевременного выполнения этих условий ты, уважаемый собственник (арендатор), вправе подать невозмутимым должностным лицам органа ГПО заявление, на основании которого срок действия разрешения продлевается (подчеркиваем: бессрочное разрешение не выдается, а лишь продлевается срок выданного срочного). В случае же невыполнения указанных условий, орган, выдавший разрешение, или вышестоящий орган госпожнадзора с радостью воспользуется своим правом перекрыть тебе кислород, отменив выданное разрешение (п. 6 Порядка № 150).
add company