Главный списокСтройматериалы разное

"На стройке нужна железная воля"



Не за горами время, когда таких людей, как Вадим Владиславович Каган, за столами руководителей крупных компаний уже не останется. В их кресла пересядут представители другого поколения, более образованного, прагматичного, жесткого. А "старики" будут давать советы преемникам, навещать внуков, выращивать розы, гулять с собаками. Потому они нам особо интересны как люди, которые умудрились совместить в одной жизни послевоенную разруху, многолетнюю "пахоту" на государство за сторублевую зарплату и комнату в "хрущевке". Интересны и как люди, познавшие фантастическую, никакими законами не ограниченную свободу первых лет становления крупного бизнеса, и, наконец, как люди, выдержавшие постоянную борьбу за существование своего детища в условиях перманентного кризиса украинской экономики. Пока они еще управляют железной рукой своими компаниями, у них не грех и поучиться. ЗНАКОМЬТЕСЬ Вадим Владиславович КАГАН – соучредитель и генеральный директор производственной проектно-строительной фирмы "Атлант" Родился - в 1941 году "на полпути между Ригой и Москвой". Образование - в 1958 году окончил Нижнетагильский строительный техникум. Работал - мастером, прорабом, начальником цеха домостроительного комбината в Москве, начальником строительного управления на освоении нефтяных и газовых месторождений в Туркмении, заместителем главного инженера на АНТК им.Антонова в Киеве. В частном бизнесе - с 1989 года. • Семейное положение - женат, имеет двух взрослых дочерей. "Первый год я за день проезжал по полтысячи километров" БИЗНЕС: Как вы пришли в частный бизнес? Водим КАГАН: Будучи заместителем главного инженера на киевском АНТК им.Антонова, участвовал в строительстве первого монолитного жилого дома в Киеве. Возник этот проект благодаря идее генерального конструктора П.Балабуева о том, что на АНТК все должно быть лучшим и принципиально новым – и самолеты, и жилые дома. Так и получилось: дом был построен в небывалые по тем временам сроки, а в воздух поднялся новый самолет – "Мрія". После этого к строительству жилья на АНТК охладели, что было вполне естественно для самолетостроительного предприятия, и я решил использовать полученный опыт монолитного домостроения в самостоятельном бизнесе. На деньги, заработанные нами с женой (она – специалист в области проектирования) в Туркмении, мы вдвоем основали кооператив "Атлант". Первоначальным замыслом была организация предприятия, занимающегося созданием проектов и строительных технологий, передаваемых затем заказчикам. Рассчитывали мы на пакет, как сейчас говорят, желаемых договоров на монолитное домостроение, заключенных еще с АНТК многими крупнейшими предприятиями Советского Союза в рамках действовавшей тогда общесоюзной программы "Жилье-2000". БИЗНЕС: То есть потенциальные заказчики вам были уже известны... Вадим КАГАН: Со многими из них я был не просто лично знаком, но и дружен, что было особенно важно в то время. До сих пор уверен, что отношение к фирме в очень большой степени зависит от доверия к человеку, который ее возглавляет. Через несколько месяцев на работу в кооператив перешли сотрудники АНТК, занимавшиеся там монолитным строительством. Мы работали в Одессе, Каменец-Подольске, в Сибири, на Сахалине, в Белоруссии, Молдавии, Эстонии, Ленинградской области. Жили в буквальном смысле этого слова на колесах. Первая заработанная "Атлантом", сейчас уже не помню, в 1989 или в 1990 году, машина ГАЗ-2410 накрутила за год более 200 тысяч километров. Поделите эту цифру на количество дней в году, и вы увидите, что за день я проезжал по полтысячи километров. Вечером и ночью водитель сидел за баранкой, а я спал на заднем сидении, утром и днем я проводил рабочие совещания на новом месте, а он спал. Именно тогда и закладывался фундамент нынешнего "Атланта", разросшегося от двух до пятисот работников. Мы строили жилье во всех уголках тогдашнего Союза. Где-то ограничивались проектами, где-то собирали опалубку, и, доведя стройку до четвертого-пятого этажа, передавали объект другим строителям, где-то строили дома до победного конца. БИЗНЕС: Но какой смысл был для ваших заказчиков приглашать за несколько тысяч километров "Атлант", если у каждого из них под боком работали свои собственные строители? Вадим КАГАН: Объясню это на примере Сахалина, куда нас пригласили Дальневосточное морское пароходство и фирма "Сахморепродукт". Как работал тамошний домостроительный комбинат? Сначала стройматериалы по морю приходили с материка в сахалинский порт Холмск. Затем железной дорогой их доставляли до Южно-Сахалинска. В Южно-Сахалинске делали панели, которые потом, уже на автомобилях, через перевалы везли обратно в Холмск и там из них строили дома. Понятно, что львиную долю себестоимости жилья составляли транспортные расходы, которые можно было значительно сократить в условиях монолитного строительства. Поэтому, приехав на остров, я сразу предложил записать в контракте, что мы будем строить дома на 10% дешевле, чем домостроительный комбинат. Сделали проект, привезли в Холмск опалубку и за два с лишним месяца построили первый девятиэтажный дом. Потом еще один. Подсчитали и оказалось, что себестоимость монолитного дома вполовину меньше, чем "дээсковского". Соответственно, и прибыль у меня была намного выше, чем у них. Заказчики прослезились, но расплатились – не деньгами, а красной рыбой и икрой. Икра отправилась в Ленинград, а взамен в Киев пришли башенные краны для "Атланта". Точно так же, когда мы строили котеджи на Западно-Сибирском металлугическом комбинате, знаменитый "Загсиб" рассчитывался с нами не деньгами, металлом. Металл уходил по нескольким адресам, в том числе на КамАЗ, а КамА поставил нам тогда десяток специализированных грузовых автомобилей. В Белгороде за проектирование домов и изготовление опалубок мы получили бетоновоз. Для промышленных гигантов это был капля в море их продукции, а наш кооператив превращался в солидную строительную фирму со своей производственной базой, которой бы мы тогда не имели, если бы занимались простым строительством жилья в пределах Киева. БИЗНЕС: Выстраиванием всех этих бартерных цепочек занимались именно вы? Вадим КАГАН: Конечно. Я занимало не только строительством, но и икрой, рыбой, и металлом и черт-те чем. "Выслушиваю все советы, но решения принимаю сам..." БИЗНЕС: Судя по тому, что вы сказали, вы – сторонник концентрации всей власти в фирме в одних руках. Вадим КАГАН: Иначе нельзя. Почем нам пришлось пересмотреть свою первоначальную идею о том, что мы будем заниматься только проектированием созданием технологий, так сказать, работать только в белых перчатках? Потому что когда мы передавали свои разработки заказчикам, у тех на строительной площади ничего не получалось. Но не по наше вине. Просто для успешного руководства строительством, особенно монолитным, нужна железная воля. У наших заказчиков ее не хватало, и я понял, что нужно браться за дело самому БИЗНЕС: Надо полагать, у вас эта самая железная воля есть... Вадим КАГАН: Спросите любого из наших сотрудников, может ли кто-то даже представить себе, что по его вине сорвется хотя бы на час подписанный мною полгода назад график строительства. БИЗНЕС: А остальные соучредители всегда согласны с вашими решениями? Водим КАГАН: Контрольный пакет акции ЗАО "Атлант" находится в руках трех человек – меня, главного инженера и его заместителя. Главный инженер – старый друг, строитель-профессионал высочайшего класса. Его заместитель по проектной части – моя жена, как я уже говорил, специалист в области проектирования. Взаимоотношения среди соучредителей очень простые – выслушиваю все советы, но решения принимаю сам. БИЗНЕС: То есть внутри этого триумвирата командуете только вы... Вадим КАГАН: Не только командую, но и несу всю ответственность за существование предприятия. Вообще, я глубоко убежден, что миром правят лидеры, которые не боятся брать на себя ответственность за созданное ими дело и за свои решения. Вот я, к примеру, решил, что мы никогда не будем брать кредитов, и хотя оппонентов у этой моей точки зрения всегда хватало, мы их никогда не брали. БИЗНЕС: Почему? Вадим КАГАН: Потому что когда ты берешь кредит, ты берешь деньги чужие, а отдавать нужно свои. А если всерьез, то обычные для нашей страны кредитные ставки в 40-60% нереальны для строителя. Брать деньги в долг в таких условиях – это залезать в кабалу, из которой никогда не выберешься. Мы используем другие варианты. Например, заказчик может внести долю, соразмерную количеству квартир, которые он от нас получит. О нас уже знают, нам доверяют, и если люди видят, что дом достроен, скажем, до седьмого этажа, они уже покупают у нас жилье. Поскольку мы строим дешево, у нас много заказчиков из государственных структур, которые покупают жилье за счет бюджетного финансирования. Дивидендов у нас акционеры практически не получают, прибыль уходит на развитие.Поскольку заработанные фирмой деньги сразу превращаются в стройматериалы и оборудование, инфляция нас касается в меньшей мере, чем многих других. БИЗНЕС: С вашим-то опытом продажи рыбы вагонами, почему вы не хотите прокручивать прибыль в торговле? Есть немало строительных фирм, которые помимо своего основного вида деятельности занимаются, к примеру, продажей стройматериалов, сопутствующих товаров... БИЗНЕС: С вашим-то опытом продажи рыбы вагонами, почему вы не хотите прокручивать прибыль в торговле? Есть немало строительных фирм, которые помимо своего основного вида деятельности занимаются, к примеру, продажей стройматериалов, сопутствующих товаров... Вадим КАГАН: Потому что я совершенно твердо убежден, что каждый должен делать именно то, что он очень хорошо знает. Хотя, думаю, что если бы занялся каким-нибудь другим бизнесом, у меня бы получилось. Во всяком случае, в пользу этого говорит успешный опыт бартерных операций. БИЗНЕС: Как вы чаше всего принимаете решения – подолгу "высиживаете" их или они приходят к вам в результате озарения? Вадим КАГАН: Обычно прислушиваюсь к тому, что мне подсказывает интуиция. БИЗНЕС: Сразу напрашивается вопрос, как часто она вас подводит? Вадим КАГАН: Скажем так: думаю, что процентов семьдесят того, что сейчас составляет "Атлант", возникло благодаря моей интуиции. БИЗНЕС: Что происходит с теми сотрудниками, которые не выполняют вашего решения или выполняют его плохо? Как вы их наказываете? Вадим КАГАН: С одной стороны, если у руководителя нет в руках кнута и пряника, это не руководитель. С другой, хотя вы и подозреваете меня в авторитаризме, я считаю, что создал такую систему управления подчиненными, которая вполне обходится без наказаний. БИЗНЕС: То есть? Вадим КАГАН: Все наши работники знают, какой пряник ожидает лучших из них через несколько лет хорошей работы. БИЗНЕС: И что же это за пряник? Вадим КАГАН: Квартира. БИЗНЕС: Хитро. Это что же, награда за выслугу лет? Вадим КАГАН: Не совсем. Я говорю, к примеру: "Построим вот этот комплекс, и получишь в нем квартиру". БИЗНЕС: Это где-нибудь прописано? Вадим КАГАН: Нигде это не прописано. БИЗНЕС: То есть у человека нет гарантии, что вы не передумаете? Вадим КАГАН: Квартиры у нас получили уже несколько десятков сотрудников. Но гарантируется в "Атланте" только зарплата. Вот в чем я уверен, как в "Отче наш", так это в том, что зарплату сотрудники должны получать каждый месяц. И так было все последние шесть-семь лет, даже в самые тяжелые для фирмы времена. БИЗНЕС: Извините за бестактность, но вам не тяжело на исходе шестого десятка, да еще после стольких лет сумасшедшей работы строителя, замыкать все на себя? Вадим КАГАН: Я не замыкаю все на себя. Если говорю, что сам принимаю все решения, то речь идет о решениях стратегических. Финансами занимается главный инженер, которому я доверяю все денежные операции. 90% платежек вообще проходит мимо меня. Но только в моей голове существует общая картина финансового положения предприятия. На мне и общение с госслужащими высокого ранга – министрами, зам-министрами, поскольку знаю многих из них не один десяток лет. Вообще-то для управления "Атлантом" мне хватает трех-четырех часов в день. Я всем своим подчиненным говорю, что я у них нахлебник. БИЗНЕС: А остальное время чем занимаетесь? Водим КАГАН: Работой. Сижу в офисе, езжу по объектам, планирую на перспективу, придумываю безумные идеи. Часто бываю в командировках за границей. Но при этом в кармане всегда мобильный телефон, и я не могу уехать от своей работы дольше, чем на одну-две недели."Был бы у меня в кармане миллион, что бы я с ним делал?.." БИЗНЕС: А вы могли бы позволить себе вообще не работать? У вас достаточно для этого денег? И как вы к ним вообще относитесь? Вадим КАГАН: Я рассказал вам, как в годы развала Союза, законодательной и хозяйственной неразберихи строил бартерные цепочки, звеньями которых были икра, красная рыба, металлы. Именно таким образом многие становились тогда фантастически богатыми людьми. Я и сам за один сезон на Сахалине заработал очень большие деньги. Но не положил их в карман, а пустил на развитие фирмы. Ну, был бы у меня, предположим, миллион, что бы я с ним делал? Я съем и выпью не больше, чем вы, а то и меньше, потому что возраст не позволит. У меня столько друзей за границей, что я могу поехать бесплатно отдыхать почти в любую точку земного шара. Я горжусь другим – что создал с нуля большую фирму, что меня знают в этом качестве на всех уровнях. БИЗНЕС: Но ведь ваши бытовые условия и привычки менялись с улучшением вашего материального положения? Вадим КАГАН: Да. И, кстати, считаю, что человек, который может создать что-то стоящее, должен жить в достатке. Ваш собеседник всю жизнь занимался строительством, но в первое более-менее приличное жилье вселился только в "Атланте". До этого мы с женой и дочкой жили в однокомнатной квартире, хотя мне было уже под пятьдесят. БИЗНЕС: А переехали в какую квартиру? Вадим КАГАН: Двухкомнатную. БИЗНЕС: Небогато для семьи основателей фирмы. Вадим КАГАН: Потом уже появилась пятикомнатная. Сегодня у меня есть и свой дом, который изначально задумывался как летнее представительство компании. Туда приезжают десятки делегаций, мы проводим там переговоры. БИЗНЕС: Чем вы занимаетесь в этом доме, кроме переговоров? Как отдыхаете? Вадим КАГАН: Я уже в том возрасте, когда тянет к общению с природой. У меня есть великолепный сад, сотни кустов роз. Немецкие друзья подарили мне двух великолепных бобтейлов (порода собак. – Ред.), в которых я души не чаю, и считаю, что это самые умные создания на земном шаре. Каждый день прохожу вместе с ними пешком восемь-десять километров. БИЗНЕС: Что вас больше всего заботит в будущем вашего предприятия? Вадим КАГАН: То, что оно вместе со мной стареет. Я основал "Атлант" в возрасте около пятидесяти, и мне некому передать дело. У дочек свои интересы. Знаю многих бизнесменов тридцати-сорока лет, которые успели заработать большие деньги, но никто из них не хочет заниматься серьезным строительством, в котором нужно радоваться уже 5-8% прибыли. Дело еще и в том, что в нашей стране нет нормального правового поля для предпринимательства, четких и ясных законов налогообложения, из которых каждому может быть понятно, влезать в какой-то бизнес или не влезать, поскольку ближайшие двадцать лет ты будешь платить в нем такие-то налоги.
add company