За прошедшую неделю появилось четыре основных версии трагедии, произошедшей 14 февраля в московском аквапарке «Трансвааль». Первая — купол аквапарка мог обвалиться из-за отсутствия достаточной пароизоляции и систем вентиляции. Как заявил в беседе с «Экспертом» руководитель компании Goregliad Consulting Engineers Евгений Горегляд, проблема теплофизических явлений в закрытых аквапарках — одна из самых существенных. Г-н Горегляд предполагает, что совокупность таких факторов, как разница температур в помещении и на улице, испарение хлора, а также повышенная влажность и недостаточная вентиляция, могла привести к коррозии конструкций и их разрушению. Основным возражением против этой версии является сравнительно небольшой срок эксплуатации здания — всего полтора года. Многие эксперты уверены, что этого времени недостаточно для того, чтобы бетон существенно изменил свои свойства. И хозяева аквапарка клянутся, что эксплуатировали его правильно, все требования по вентиляции соблюдали. Вторая версия — причиной трагедии стала ошибка проектировщиков, которые могли неверно рассчитать геометрию купола сложной формы и прочность опор. Такие опасения естественным образом возникают при знакомстве с архитектурой здания: наклонная конструкция из железобетона и стекла поддерживалась основным зданием в центре и колоннами по кругу. Малейшие ошибки в расчетах нагрузки теоретически могли привести к разрушению кровли. Однако главный проектировщик купола Нодар Канчели (он участвовал в проектировании многих новых московских объектов, в том числе купола храма Христа Спасителя, «Атриума» над Гостиным Двором) уже заявил, что его контора проанализировала проект и не нашла в нем ошибок. Он уверен, что вины проектировщиков нет. К тому же вся проектная документация была согласована во всех нужных инстанциях и все необходимые одобрения от чиновников Москомархитектуры проектировщиками были получены. Мало того, московские специалисты признали аквапарк «лучшим реализованным проектом 2002 года в области инвестиций и строительства». Третьей, возможно, причиной обрушения «Трансвааля» мог стать грубый строительный брак: либо недобросовестно выполнены строительные работы, либо применялись некачественные материалы. «Некачественные и несертифицированные материалы применяются в строительстве повсеместно, — прокомментировал эту версию один из экспертов строительного комплекса, попросивший не называть его фамилию. — Стандартной является ситуация, когда в проект закладывается один материал, а на деле используется другой. Например, при возведении кровли в проекте закладывается два или три слоя дорогого материала, а при строительстве укладывается один слой дешевого». Впрочем, пока предположение об использовании при строительстве «Трансвааля» некачественных материалов не подтверждается. Глава комиссии по выяснению причин катастрофы в аквапарке, первый заместитель руководителя департамента градостроительной политики, реконструкции и развития Москвы Александр Ко-сован на прошлой неделе публично объявил, что в результате проведенных испытаний комиссия пришла к выводу, что бетон, использовавшийся при строительстве «Трансвааля», соответствует проекту. Вполне вероятной пока выглядит возможность брака в ходе строительных работ. Хотя бы потому, что подобное случается во всем мире. Например, в семидесятых годах в Чехии обрушилась куполообразная крыша стадиона. «Эксперты очень долго разбирались, тоже сначала грешили на проектировщиков, — рассказывает генеральный директор экспертной группы "Академстройнаука" Сергей Захаров. — Но в конце концов выяснилось, что это сварщики неправильно сварили конструкцию, допустив непровары в металлических элементах». Последняя версия предполагает, что купол аквапарка упал на людей из-за просадки фундамента. Известно, что здание было построено на насыпном грунте в месте, где раньше били подземные ключи и протекал ручей. Возможно, площадка была недостаточно подготовлена для строительства, и под воздействием воды насыпной грунт, а вместе с ним и фундамент «просел». Одна из опорных колонн не выдержала нагрузки и обвалилась. Следом надломился и весь купол. «Кровли, конечно, подвержены внешним и внутренним воздействиям, — говорит заместитель председателя правления компании "Технониколь" Владимир Марков. — Возможны какие-то конструктивные просчеты либо дефекты при ее устройстве. Но они должны быть чудовищными, чтобы за полтора года все рухнуло. Это маловероятно. А вот если „поехала" плита основания, тогда все понятно. Если „едет" фундамент, то здание, подобное „Трансваалю", рассыпается как карточный домик». В пользу именно этой версии сегодня имеется больше всего аргументов. «Можно отметить хотя бы тот факт, что рядом с аквапарком ручей, — говорит генеральный директор компании "Геофизпрогноз" Адам Гликман. — Ручьи протекают только в тех зонах, которые впоследствии будут проваливаться. Теперь представьте себе атланта, который держит небо. Если у него под одной ногой „уйдет" грунт, то он свод не удержит. Свидетели рассказывают, что так все и было: сначала „пошла" колонна, потом потолок. Это характерно для зоны тектонического разрушения, в пределах которой грунт, достаточно прочный перед строительными работами, со временем теряет свою несущую способность». Еще одним свидетельством в пользу этой версии может служить глубокая трещина, возникшая в необрушившейся части здания, которая продолжает углубляться. Дворцы на песке Трагедия в «Трансваале» подтвердила то, о чем все давно догадывались: две сотни разрешений и согласований, которые необходимо получить, чтобы построить какое-либо крупное здание в Москве, отнюдь не гарантируют качества проектных и строительных работ. Мало того, этот лес административных барьеров, воздвигнутый чиновниками под лозунгом заботы о благополучии граждан, стал источником реальной опасности жизни и здоровью людей. Никакого парадокса в этом нет. Ведь очевидно, что всегда существует некий критический барьер административных требований, при превышении которого работа «по-честному» становится просто невозможной. Чиновники столичного строительного комплекса превысили этот барьер многократно. Доказательства можно найти в рекламных разделах любого архитектурно-строительного журнала: они пестрят предложениями услуг по получению строительных лицензий, «согласованию проектно-сметной документации в кратчайшие сроки», получению разрешений на строительство. Понятно, что главной движущей силой этого обширного бизнеса является тотальная коррупция чиновников столичного стройкомплекса. Мы уже отмечали (см. статью «Без шансов на успех», № 3 за 2004 год), что, по свидетельству московских застройщиков, примерно 25% себестоимости строительства в Москве составляют взятки чиновникам за различные услуги — от выделения землеотводов до получения всех необходимых разрешений. И глупо надеяться, что проектно-сметная документация, приправленная пухлым конвертом с долларами, проходит хоть сколько-нибудь серьезную экспертизу. Более того, совершенно обычной является ситуация, когда нужные бумажки с подписями строители собирают уже в процессе строительства. Казалось бы, почему специалисты называют «поплывший» грунт наиболее вероятной причиной обрушения «Трансвааля», если, согласно действующим нормативным актам, разрешение на любое строительство выдается после проведения инженерно-геологических изысканий? И тем не менее член комиссии по расследованию причин катастрофы в аквапарке, руководитель «Диггерспаса» МЧС России Вадим Михайлов на прошлой неделе во всеуслышание заявил, что «до начала строительных работ геодезических исследований участка застройки не проводилось». Как такое может быть? Всем известно как: справка о проведении инженерно-геологических изысканий давно уже стала обычной формальностью. Чаще всего ее просто покупают. В лучшем случае проводят минимум чисто формальных обследований. До действительно серьезных инженерно-геологических изысканий ни у чиновников строй-комплекса, ни у самих строителей руки не доходят. «Мы, например, способны проводить спектральную сейсморазведку и уже в течение десяти лет занимаемся прогнозированием аварий и катастроф, сотрудничаем с отделом техногенных катастроф Уральского отделения Академии наук, петербургским „Водоканалом", — говорит Адам Гликман. — Но, к сожалению, строители к нашим услугам прибегают крайне редко». Результаты такого пренебрежения можно увидеть и в Москве, и в российской глубинке. В столице беспокойство специалистов МЧС вызывает, например, состояние закрытого куполом бассейна в Большом Кисловском переулке, дом 7: в его стенах обнаружены трещины. Трещины появились в стенах нового элитного жилого здания, построенного на пересечении Цветного бульвара и Колобовского переулка. Летом 2002 года в результате обрушений в здании Олимпийского центра на проспекте Мира погибли двое рабочих. Ярким примером пренебрежения геолого-инженерными исследованиями является накренившееся здание в районе Шипкинского переулка в Петербурге или один из корпусов жилого дома по улице Двинская. «Все эти строения расположены в зонах с низкой несущей способностью, — поясняет Адам Гликман. — Такие зоны хаотично разбросаны. Чтобы их обойти, иногда достаточно перенести строительство объекта на несколько метров. Однако поскольку строителям уже отведен определенный участок под застройку и заплачены все положенные взятки, то лишние хлопоты им ни к чему». Глубинка тоже дает немало поводов задуматься о качестве строительства в России. Буквально три недели назад, в начале февраля, обвалилась капитальная стена двухэтажного дома почти в центре Абакана. Чуть раньше упала стена здания в Калининграде, рухнула крыша двухэтажного дома, построенного в 1982 году, в Архангельске. В прошлом году в одной из тюменских новостроек обвалились лестничные марши дома, почти готового к сдаче. Таких примеров множество, но ни один из них не заставил чиновников отказаться от установившейся практики выдачи разрешения за взятки. И пока нет оснований надеяться, что трагедия «Трансвааля» станет поводом к изменению ситуации. Да, сегодня столичные чиновники изо всех сил демонстрируют активность. Идут расследования, разбирательства, обещаются тотальные проверки и кары небесные. Юрий Лужков признал, что часть ответственности за трагедию лежит на московском правительстве, и намекнул на грядущие административные меры. Не отстает от них и Питер. Губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко подписала распоряжение о дополнительных мерах по упорядочению инвестиционно-строительной деятельности в Санкт-Петербурге, предписывающее в течение месяца проверить техническое состояние всех строящихся в городе объектов и наличие у них заключений всех необходимых экспертиз. Застройщики, в свою очередь, выразили готовность оказать всемерное содействие властям. Представители «ДОН-строя», например, объявили, что в компании обсуждаются дополнительные меры по усилению безопасности конструкций и элементов зданий. Однако в целом к предстоящей волне проверок девелоперы относятся философски: найдут козла отпущения, например проектировщиков, и все успокоится. «Возможно, будут ужесточения норм строительства, но все они приведут только к повышению стоимости жилья, — рассуждает один из аналитиков рынка недвижимости. — Спрос все равно не упадет. У нас был такой „знаменитый" дом на Сумской, там на два года приостанавливались работы из-за трещин. Потом люди забыли про трещины и раскупили все квартиры. Так же будет и сейчас — пошумят, и все забудется». Путь к безопасности Впрочем, есть вероятность, что на этот раз федеральные власти не дадут «москвичам» спустить дело на тормозах и воспользуются случаем навести порядок в столичном строительном секторе. Для этого в первую очередь необходимо кардинально сократить количество контрольно-разрешительных инстанций и одновременно ужесточить ответственность за нарушение установленных требований. «Необходимо прекратить порочную практику, при которой разрешительные документы собираются уже в ходе строительства здания, — говорит Сергей Захаров. — Ведь о качестве будущего здания и его безопасности можно судить только при наличии проекта. Сейчас же строительство часто ведется без утвержденного пакета документации. И зачем нужно такое количество согласующих инстанций? Вот, например, в Чехии, чтобы построить дом, согласований надо гораздо меньше. Но без них начать строительство просто невозможно: это грозит штрафом или тюрьмой». Впрочем, даже если сократить число необходимых экспертиз и согласований до минимума, быстрого улучшения качества строительства все равно добиться не удастся. Во-первых, потому, что проводить полноценные экспертизы практически некому. «Занимаясь некоторыми объектами, я сотрудничаю с Институтом строительной физики, — рассказывает Евгений Горегляд. — Зарплаты сотрудников, их лаборатории — это просто издевательство. А ведь без их помощи невозможно создать эффективную систему контроля качества строительства». Во-вторых, чтобы проверять строительные проекты на соответствие нормативам, нужно эти нормативы иметь, причем современные. А в России сегодня нормативная база строительства катастрофически отстает от жизни. Например, действующие строительные нормы по проектированию кровель были разработаны еще в 1976 году. «Говорить об их адекватности нынешним условиям не приходится, — говорит Владимир Марков. — Конечно, старые нормы, если их соблюдать, гарантируют качество крыши. Однако для большинства современных материалов эти СНиПы (строительные нормы и правила. — „Эксперт") устарели. Вот и получается, что проектирование кровель идет частично с учетом старых норм, а частично — по рекомендациям производителей (которые есть далеко не у всех)». Разработкой новых СНиПов вот уже шесть лет занимается Госстрой. Но воз и ныне там. Мало того, для многих сооружений, включая те же аквапарки, каких-либо нормативных документов, устанавливающих правила строительства и эксплуатации, вообще не существует. Проектировщики ориентируются на зарубежные стандарты, но они без учета всех российских особенностей, в том числе и климатических, вряд ли пригодны. А Госстрой не удосужился заняться разработкой нормативной документации, хотя строительство аквапарков в России ведется уже не один год, включая регионы с еще более суровым климатом, чем в Москве. Еще более вопиющий факт: несмотря на бурное развитие в Москве высотного домостроения, в действующей нормативной базе отсутствуют правила, регулирующие строительство домов высотой более 75 метров, то есть 20-25 этажей. «К тридцати-сорокаэтажным зданиям, которые сегодня возводятся в Москве, должны предъявляться совершенно другие критерии и требования как на этапе проектирования, так и во время строительства», — говорит г-н Захаров. Так что наряду с разгребанием коррупционной грязи необходимо практически полностью переписывать нормативную базу строительства. Где взять специалистов для выполнения этой работы в приемлемые сроки — совершенно непонятно. Кардинальным решением проблемы могла бы стать замена всей системы строительных лицензий и разрешений страхованием строительных объектов. С таким предложением недавно выступило Министерство экономразвития и торговли. Несмотря на всю перспективность этой идеи — ведь когда здание будет страховаться, ни один страховщик не подпишет полис, если строение не соответствует стандартам качества и безопасности, — на ее быстрое воплощение в жизнь надеяться не приходится. Потому что препятствовать этому будут и чиновники, которые лишатся львиной доли своих полномочий и незаконных доходов, и застройщики, которым сегодня не приходится заботиться о качестве своей работы. Как говорят сами девелоперы (и с ними соглашается подавляющее большинство экспертов), для того чтобы ситуация в строительном комплексе действительно начала меняться, необходимо разрушение по крайней мере еще одной московской новостройки.
add company