Главный списокЭлектрооборудование

"Свои заводы валим, а чужаков пускаем"



ЗАО “Завод “Южкабель” входит в первую тройку крупнейших отечественных производителей кабельно-проводниковой продукции. На долю предприятия приходится около 17-20% украинского рынка КПП; среди партнеров харьковских кабельщиков — областные энергогенерирующие компании, шахты, электростанции, горно-обогатительные, металлургические комбинаты, транспортные, машиностроительные предприятия. Преодолев кризис начала 90-х годов прошлого века, завод не только остался “на плаву”, но и сумел удачно приспособиться к рыночным условиям и последние годы постоянно увеличивает объемы производства и расширяет ассортимент выпускаемой продукции. А недавно система управления качеством ЗАО “Завод “Южкабель” была сертифицирована по стандарту ISO-9001. Владимир ЗОЛОТАРЕВ (48), председатель правления, генеральный директор ЗАО “Завод “Южкабель” Образование — в 1981 году окончил Харьковский инженерно-строительный институт по специальности промышленное и гражданское строительство, в 1998 году окончил Харьковский политехнический институт по специальности электроизоляционная и кабельная техника. Карьера — заместитель начальника производства Домостроительного комбината №1 (г.Харьков), заместитель директора по капитальному строительству завода “Южкабель”, с 1995 года — председатель правления, генеральный директор ЗАО “Завод “Южкабель”. Семейное положение: женат, имеет сына. ЗАО “Завод “Южкабель” (г. Харьков) Дата образования — 7 октября 1943 года, преобразован в арендное предприятие в октябре 1993 года, в ЗАО — в сентябре 1995 года. Уставный фонд — 7,5 млн грн. Крупнейшие акционеры — 100% акций принадлежат трудовому коллективу. Количество работающих — 954 человека. Производственные площади — 22,4 га. Объем производства кабельно-проводниковой продукции за семь месяцев 2002 года — 83,5 млн грн. — Какие тенденции рынка кабельно-проводниковой продукции вы могли бы выделить? — Сегодня кабельный мир переживает не лучшие времена. На последнем международном форуме консалтинговым фирмам было предложено сделать обзор рынка и определить тенденции его развития. Вывод экспертов укладывается в одну простую схему. Представьте себе в разрезе чашу с таким дополнительным углублением на дне. Это углубление — максимальная точка спада, банкротства. Так вот, если двигаться по краю слева направо, то компании США уже миновали этап максимального погружения и только-только пошли в рост. Там уже прошел бурный этап банкротств, поглощений, укрупнений... Европейские производители только приближаются к точке максимального погружения: там как раз сейчас начинается волна банкротств, перераспределения собственности. Скажем, “Сименс” два-три года назад продал свои кабельные заводы, а сейчас они могут быть проданы вторично. Производители из СНГ пока еще спускаются вниз, переживают период сильных потрясений. Здесь наблюдается падение объемов, перепрофилирование производств. — Причины? — Общее экономическое состояние в мире ухудшается, вследствие чего обостряется борьба за потребителя. Производители вынуждены снижать цены, и получается, что потребление меди и алюминия растет, а цена выпускаемых из них изделий падает. Значит, снижается рентабельность, а некоторые производства становятся просто убыточными. — А что происходит в Украине? — Демпинг. Сильнейшая конкурентная борьба между кабельными фирмами. В результате на первом месте оказывается не качество изделий, не их конструктивные особенности, а цена. У нас зачастую продают продукцию, не отвечающую вообще никаким стандартам, если называть вещи своими именами, — просто бракованную. Мы тоже вынуждены опускаться к предельной рентабельности, терять в прибыли. Пока она позволяет нам как-то выживать, но для нормального развития ее уже недостаточно. В целом рынок насыщен, и конкуренция очень серьезная по всем видам номенклатуры. — А что, договориться о ценовой политике производители кабельной продукции не в состоянии? — У нас есть Ассоциация, объединяющая предприятия, которые дают 80-90% всего валового производства. При решении каких-то интересующих всех вопросов в правительстве, парламенте мы можем договориться, а в том, что касается конкуренции на рынке, — нет. Эта проблема существует во всем мире, к тому же такие договоренности запрещены законодательством. — А какой вопрос вы пытаетесь решить через Ассоциацию, скажем, в данный момент? — Сейчас занимаемся снижением таможенных пошлин на лаки для эмальпроводов. Для “Южкабеля” — это крайне важный вопрос, потому что у нас — современнейшее производство этой продукции. Эмаль-провод применяется в электродвигателях, и именно благодаря качественным эмалям, которые не плавятся при высоких температурах, двигатели имеют высокие характеристики. Мощность двигателя напрямую зависит от качества эмаль-проводов. Сегодня, например, до 40% эмаль-проводов мы поставляем “Норду”, который делает неплохую бытовую технику. А он предъявляет очень жесткие, сверхГОСТовские, требования по температурным индексам, по прочности. У нас же такие эмали не выпускают. — А все остальное необходимое сырье в стране выпускают? — Нет, конечно. Примерно 75-80% сырья приходится ввозить из-за рубежа. Меди своей почти нет, алюминий — свой, хотя по качеству он нам не всегда подходит. Полиэтиленов кабельных в Украине вообще не делают, пропиточных составов нет. Пластикаты есть, но тоже не всех марок. — Есть ли у кабельного производства какие-то специфические, уникальные особенности? — Производство кабельной продукции — комплектующая отрасль и, возможно, как никакая другая интегрирована со смежными отраслями. Кабельная продукция используется и в энергетике, и на транспорте, и в машиностроении, и в производстве бытовой техники, и т.д. В этом смысле она является своеобразным индикатором положения дел в смежных отраслях. С одной стороны, кабельное производство довольно консервативно: медная жила используется с конца прошлого столетия. Типы изоляции меняются, а жила — все та же. Медь, алюминий и вот недавно оптоволокно появилось. Но, с другой стороны, в некоторых вещах именно мы определяем будущие направления, перспективы развития тех отраслей, которые потребляют нашу продукцию. Простой пример. На скоростной поезд “Харьков — Киев” мы поставили сигнально-блокировочные кабели с такими параметрами, которые в разы повышают возможности железной дороги. Теперь можно увеличить расстояния между станциями усиления, приблизить трассы к полотну железной дороги. А это значит, что уменьшается землеотвод, и железная дорога будет меньше платить налог на землю. И таких примеров — десятки. — Вот вы говорите об общем кризисе в кабельном мире. Но на этом фоне ваши показатели в последние годы растут. Как вам это удается? — Мы сильно “упали” в 1990-1995 годах. Численность рабочих тогда сократилась в 2,5 раза, я уже не говорю об объемах производства. Очень важно было осознать, что на такой уровень переработки меди, как в 1990 году, мы никогда не выйдем. Просто потому, что тогда завод работал на весь Союз, на всю “военку”. В те годы мы ведь проката делали 30 тыс.т, обмотки — 25 тыс.т в год, а сегодня вся Украина перерабатывает меди в четыре раза меньше, чем тогда один “Южкабель”. Жизнь заставила обозначить новые приоритеты. Мы стали исходить из того, что нужно рынку. Пересмотрели план развития, перенесли акценты на расширение тех направлений, которые в первую очередь требовал потребитель. И последние пять лет в объеме продаж “Южкабеля” новые изделия составляют от 10% до 15%. Было понятно, что столько проката электротехника не будет больше потреблять никогда, поэтому мы перевели прокатное производство в своеобразное “полузамороженное состояние”. Прокатный цех только сейчас миновал точку безубыточности и в среднем работает 10-12 дней в месяц. Мы стали вводить новые участки. Эмаль-провода, например, — это новое направление. У нас уже работают три эмаль-агрегата. Люди на них трудятся без выходных, по скользящему графику. Технику останавливаем только на профилактические работы. Планируем это направление расширять. Основные потребители такой продукции — экспортоориентированные предприятия: тот же “Норд”, ХЭЛЗ, Днепропетровский электромоторостроительный завод. Сейчас начинаем заниматься силовой группой, утвердили в специальном режиме инвестиционной деятельности проект на $6,8 млн. Это будут собственные инвестиции, кредиты банков, оборудование будем брать в лизинг. Налаживаем отдельное производство для выпуска силового кабеля напряжением до 70 кВ. В перспективе — увеличение напряжения до 110 кВ. Все расположенные в городах воздушные линии электропередач можно будет спрятать под землю. Освободятся огромные территории, на которых можно будет строить что угодно. — Наверное, и структуру управления пришлось менять? — Естественно. В свое время мы стали одним из первых предприятий, на которых эксперты ТАСИС помогали реализовывать пилотные проекты реструктуризации. Были созданы новые подразделения. Ведь полноценно сбытом мы раньше не занимались: у нас стояла очередь из желающих купить продукцию, а сбытовики только накладные выписывали. Мы создали службу по продажам и маркетингу, службу внешнеэкономической торговли. Теперь еженедельно мне на стол кладут результаты маркетинговых исследований: сравнительные цены, тенденции, имеющие место на рынке. Фактически все увеличение объемов производства идет за счет освоения новых рыночных ниш, которые выявляют наши маркетологи. — Вы ориентируетесь на внутренний или внешний рынок? — В первую очередь, мы нацелены на внутренний рынок. У нас есть несколько магазинов в Харькове, наши дилеры работают в крупнейших областных центрах. А на экспорт за семь месяцев текущего года мы отгрузили 32% продукции. Думаю, это оптимальное соотношение, которое позволит при любых катаклизмах сохранить завод. Вывозим продукцию в основном в страны СНГ, немного — в Восточную Европу. Пытаемся пробраться на Ближний Восток. Но в Западную Европу, сколько ни пытались выйти, — не получается: у них там собственные кабельные заводы загружены процентов на 50-65. А в более отдаленные страны экспортировать невыгодно из-за высоких транспортных расходов. — А импортеры не досаждают? — Это одна из самых больных проблем. И самое худшее: импорт имеет устойчивую тенденцию к росту. Рынок надо защитить хотя бы от некачественных товаров китайского, турецкого производства. Ими же все базары завалены. А потом у нас в квартирах пожары вспыхивают один за другим. — Грядущее вступление Украины в ВТО вас не пугает? Будете выбивать для себя какие-нибудь льготы на переходный период? — Очень пугает. Мы еще до конца не просчитали последствия, но для нашего завода они будут крайне негативными. Вступление в ВТО поставит крест на подавляющем большинстве украинских заводов. Отечественная промышленность переживет кризис, который будет посильнее, чем в 1998 году. При этом Украина ничего не приобретет взамен: нас как не пускали на западный рынок, так и не будут пускать. Как не торговал “Южкабель” в Германии, Австрии или Франции, так и не будет торговать, с ВТО или без нее. Это только мы так умеем: свои заводы валим, а чужаков пускаем. На Западе такого нет, там правительства очень системно к этим вещам подходят. И если Кабмин не решит вопрос о переходных условиях хотя бы лет на пять, все так и будет, как я говорю, вот увидите. Что же касается выторговывания каких-то льгот на этот переходный период, мы этим занимаемся, но, к сожалению, наше влияние мизерно. Тарифные ставки уже согласованы, и Минэкономики к мнению предприятий не прислушивается.
add company